Получите каталог
скидок на лучшие бренды!
Это бесплатно!
Спасибо за проявленный интерес! Каталог успешно отправлен.

Великие Истории Любви: Эдит Пиаф и Марсель Сердан

Дата публикации: 06.07.2020

Эта любовная история началась в парижском «Клубе пятерых». Эдит Пиаф представили «марокканского бомбардира», а Марселю Сердану - «Великую Эдит Пиаф». После знакомства они некоторое время не виделись, а встретились в Нью-Йорке. Пиаф была там на гастролях и чувствовала себя безмерно одинокой. Именно в это время в телефонной трубке раздался мягкий мужской голос, который никак не ассоциировался с имиджем отчаянного бойца.

Первое свидание

Эдит Пиаф и Марселя Сердана познакомили в парижском «Клубе пятерых». Шел 1947 год, и послевоенный Париж был таким, каким описывал его Хемингуэй — сумасбродным, счастливым, пьяным. «Великая певица» — «Тот самый бомбардир из Касабланки» — «Очень приятно». Веселый Париж еще несколько раз столкнет их в своих ресторанчиках, в компаниях общих друзей, но они будут только смотреть друг на друга и улыбаться, а потом разъедутся, каждый в свою жизнь. Встретились они уже в Нью-Йорке. Марсель был в этом городе по делам, узнал, что Эдит тоже здесь, и позвонил ей:

 «Вы, наверное, не помните меня, это Марсель Сердан, боксер».

Маресль пригласил ее на свидание, Эдит согласилась. И удивилась своей радости: оказывается, она ждала, что он позвонит! Битый час она выбирала платье, битых два — накладывала макияж и делала прическу. Все зря: боксер повел «воробушка» в незамысловатую пивную: вяленое мясо и дешевое пиво за стойкой. И мороженое, чтобы поскорее отделаться от неприятного вкуса мяса и пива. Они вышли на улицу и Пиаф фэркнула:

«Когда вы кого-нибудь приглашаете, вы не особенно раскошеливаетесь».

Седан невозмутимо посмотрел на певицу и повел ее во французский ресторан «Ле Гурме», один из лучших в городе.

Русские горки

После этого смешного вечера порознь им было уже плохо. Они встречались так часто, как могли, но теперь уже держались подальше от дорогих ресторанов: гуляли по улицам, кормили друг друга мороженым, катались на аттракционах — Марсель обожал «Русские горки». Конечно, их отношения не могли остаться незамеченными, хотя они были осторожны, как разведчики. Марсель был женат, в Касабланке его ждала семья. Он женился очень рано, по юношеской любви. Менеджер говорил: этот роман повредит его боксерской карьере. Поэтому Сердан приходил на концерты Эдит Пиаф, смущенно укрывался на галерке и сидел там, бледный от волнения. Он говорил:

«Я чувствую себя счастливцем, она великая певица!».

Эдит тоже приходила посмотреть на бои своего любимого и старалась вести себя сдержанно. Но это не всегда получалось. Бой за титул чемпиона в среднем весе навсегда вошел в историю именно из-за нее. Певица волновалась так, что порвала шляпу мужчины, который сидел на соседнем месте. А как только бой закончился, не помня себя, выбежала на ринг, и вытерла с лица Марселя кровь и пот. Журналисты, которые раньше ничего особо не писали об их отношениях — да и кто знает, есть те отношения или нет? Марсель женат, у него двое детей, а Эдит — ну, едят вместе мороженое, что такого, если подумать? — почувствовали запах сенсации. Но сразу после боя Марсель собрал пресс-конференцию, куда не пустил Эдит. На пресс-конференции он сделал неожиданное заявление:

«Хотите знать, люблю ли я Пиаф? Да, люблю! Да, она моя любовница, только потому, что я женат. Но пусть поднимет руку тот, кто никогда не изменял своей жене».

Бойкие журналисты замерли в оцепенении. Утром ни одна газета не написала об Эдит и Марселе не строчки, а к обеду Эдит принесли огромную корзину с цветами от журналистов. В цветы была вложена карточка: «От джентльменов – женщине, которую любят больше всего на свете».

Нельзя, чтобы страдали дети

1948 год был для «бомбардира из Касабланки» годом как великолепных спортивных побед, так и досадных пораже­ний. Сердан, например, после изматывающего боя с Раадиком не раз вспоминал предостережение Эдит: «Марсель, тебе нужно привыкнуть к мысли, что ты не всегда будешь ухо­дить с ринга победителем». Менеджер чемпиона, Люсьен Рупп, об этих словах возмущенно сказал: «Пиаф, без сомне­ния, великая певица. Но в боксе она понимает столько же, сколько я в сольфеджио». Тогда Сердан чуть не поссорился с ним. Были у боксера и другие размолвки с Руппом из-за любовницы. Например, когда Марсель переселился в париж­ский дом Пиаф и, конечно, стал нарушать спортивный ре­дким, и когда Эдит приехала в столицу Бельгии, где люби­мый проводил матч-реванш против Сирилла Деланнуа. Или 23 мая 1948 года, когда «бомбардир из Касабланки» пытался отстоять титул чемпиона Европы в среднем весе, но проиг­рал тому же Деланнуа, менее знаменитому, чем француз. После этого газета «Франс-Диманш» опубликовала ста­тью под названием «Пиаф приносит Сердану несчастье». Тон публикации, рассказывающей об этой паре, был весь­ма двусмысленным: «Сердан ежедневно видится с Пиаф. Она ходит на все его матчи. Он каждый вечер слушает, как она поет. Эдит привлекает Марселя в том смысле, что она разговаривает с ним о музыке, литературе, поэзии, что, в свою очередь, ново для него, опустившегося с небес на землю». Но название статьи призывало читать между строк.

Любовники с трудом перенесли такой удар. Жена бок­сера, Маринетта, прислала ему из Касабланки телеграмму: «Между нами все кончено, я подаю на развод». «Если ты уйдешь из дома, я тебе оторву голову», – ответил супруг. В письме жене он убеждал ее только в сердечной дружбе с Пиаф и не более. Любящая Маринетта сделала вид, что поверила словам Марселя. Когда возлюбленный вновь уехал к жене и сыновьям в Касабланку, Эдит отдала себе отчет в том, что, какой бы притягательной она для него ни была, он все-таки жена­тый человек и отец семейства. Можно было бы даже ска­зать, что она смирилась с ролью «bаск-street» (той, которая появляется через черный ход). Эдит Пиаф никогда не хотела уволить своего любимого из семьи. Да, она была ужасно несчастна, что они не могут стать мужем и женой, но думала — лучше пусть несчастной будет она, чем дети ее любимого. Она говорила:

«Нельзя, чтобы страдали невинные. Я знаю, мы бесконечно несчастны. Если бы у Марселя не было детей, все оказалось бы намного проще: одна женщина или другая, борьба с равными шансами. Но ситуация иная».

Конец истории

Счастливые и несчастные, святые и грешные — они думали, что их любви не будет конца. Но все оборвалось в одно мгновение. И там же, в Нью-Йорке, где все у них началось. В Нью-Йорке была осень. В 1949 году она была особенно хороша. Эдит была там на гастролях. Марсель должен был прилететь на очень важный бой и — к ней! Мужчина спешил к женщине, женщина ждала мужчину — сколько раз такое было, и сколько раз все завершалось правильно: объятиями, срывающимся шепотом, счастливыми слезами… Не в этот раз. В той авиационной катастрофе не выжил никто. Утром в Нью-Йорке только и говорили, что о разбившемся самолете. Эдит растерянно смотрела на друзей, которые пришли к ней и сидели с мрачными лицами. Она не могла поверить, что это не кошмарный сон. Ей так хотелось, чтобы все это было неправдой, и Марсель прятался за дверью. Но такого чуда сотворить для нее не мог никто. Близкий друг Эдит Пиаф, Луи Баррье, позвонил, чтобы отменить концерт:

«Она буквально утопала в слезах весь остаток дня, ничего не желая, ничего не говоря, ничего не чувствуя, кроме горя, обрушившегося на нее».

Но потом певица сказала, что концерт будет. Вышла на сцену — прекрасный, отважный «воробушек». Посмотрела в зал и сказала отчетливо: «Сегодня я пою для Марселя Сердана».

«Если однажды жизнь отнимет тебя у меня,
Если ты умрешь или окажешься далеко,
Зачем мне знать, что ты меня любишь,
Ведь я тоже умру…».

Она держалась, но не смогла допеть до конца. Слова «Бог воссоединяет тех, кто любит друг друга» так и не прозвучали. Певица упала без чувств. Потом она расскажет, что в этот день решила: ее жизнь принадлежит не ей, а искусству, публике. Стало быть, надо жить. И это чеховское «надо жить» будет вести ее до самого конца. Эдит знала: с ней больше не произойдет ничего страшного. Ведь Бог воссоединят тех, кто любит друг друга. Тоска по Марселю, казалось, убила в ней все хорошее, но однажды Пиаф написала письмо Маринетте Сердан, по-прежнему жившей с сыновьями в Марокко. Эдит привезла их к себе в гости, и дети Марселя были буквально очарованы «тетей Зизи». Человек, некогда разделявший этих двух жен­щин, теперь соединил их, и общие слезы сделали их подру­гами. Маринетта с сыновьями вернулась домой, но дружба вдовы и любовницы продолжалась еще долгое время.

В 1952 году великая Пиаф вышла замуж за Жака Пильса, но через некоторое время они развелись. Ее здоровье резко ухудшалось от алкоголя и наркотиков. Дело в том, что через несколько лет после гибели любимого Эдит Пиаф попала в автомобильную катастрофу, сломала руку и два ребра. Эти травмы не представляли угрозы для жизни, но причиняли сильную боль. Чтобы снять ее, певице кололи морфий. Она выздоровела, вернулась на сцену, боли про­шли, но теперь Пиаф начал мучить артрит. Так наркотики стали ее верными спутниками и постепенно лишали певи­цу рассудка. Однажды она даже попыталась выброситься из окна, и только присутствие ее подруги Маргерит Моно спасло ее от рокового шага. Знаменитая певица вылечилась от наркозависимости, но избавиться от алкоголизма и депрессии не смогла. В до­вершение ко всему врачи поставили страшный диагноз – рак. Несколько лет перед смертью Эдит тяжело болела.
 Но, несмотря ни на что, в перерывах между больницами она выходила на сцену даже тогда, когда не могла разжать скованных артритом рук, и не уходила с нее даже в полу­обморочном состоянии. Песни, посвященные Марселю Сердану – «Гимн люб­ви» и «Красивая история любви», – до сих пор пользуют­ся популярностью у почитателей таланта великой Эдит Пиаф. Они напоминают о красивом, хотя и недолгом ро­мане двух любящих сердец.

 



 

 

Мне нравится


    Популярные акции на Mamsy

    Посмотреть все акции Mamsy >
    Посмотреть все акции Mamsy

    Популярные посты

    Давайте дружить

    Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:
    ВКонтакте FaceBook instagram Одноклассники
    Поиск по сайту
    закрыть