Приветствуем Вас в клубе Mamsy!

отложите все дела!

Mamsy — это уголок гармонии и уюта, а еще это место, где экономят! Ежедневно Mamsy помогает не упустить выгоду и приобрести всё самое лучшее для детей, себя, всей семьи и дома со скидками до 70%.

Лучшие цены и это не фантастика!

Чтобы предложить Вам лучшие цены, специалисты Mamsy ежедневно просматривают более 100 ведущих интернет‑магазинов.

Поэтому мы гарантируем: наши цены самые выгодные!

Будьте в Клубе! Будьте с нами!

В клубе Mamsy Вы получаете товар по цене значительно ниже розничной, вне зависимости от количества приобретаемых товаров, без предоплаты и с индивидуальными условиями доставки.

Каждый день мы готовим для Вас что‑то новенькое!

На Mamsy каждый день стартует более 3000 товаров! Все товары собраны в отдельные акции.

Уже интересно? Скорее вступайте в клуб и получите доступ ко всем товарам и скидкам!

Это бесплатно и помогает экономить
до 20% семейного бюджета!

Лечение сколиоза у детей. История нашей подписчицы

Дата публикации: 29.10.2017

У моего ребенка сколиоз… Ко своему глубочайшему стыду, изначально я к этому диагнозу отнеслась абсолютно несерьезно. Собственная молодость и неопытность, безразличие врачей, повсеместные утверждения друзей и знакомых в том, что сколиоз у школьников обнаруживается очень часто и ничего мега-страшного в этом нет — все эти факторы повлияли на то, что ценное время было упущено. Имели ли мы шансы укрепить спинку и не допустить прогрессирование болезни у сына? Наверное, да. Но активно действовать мы начали слишком поздно.

«Столб жизни»: позвоночник НЕОБХОДИМО беречь с детства

Мой мальчик рос очень красивым, подвижным и не по годам серьезным. Я всегда думала: за что мне такое счастье очаровательное послали небеса? В первый тревожный звоночек зазвонила мама, когда Димочке было лет пять — не понравилось ей как он ходит. Ох уж эти мамы-медсёстры, вечно пытаются неполадки в здоровье своих домочадцев подметить, а ведь мы в садик ходим, врачи нас регулярно осматривают!

Диагноз сколиоз I степени поставили во втором классе при плановом осмотре школьников. Рекомендации от ортопеда получили шикарные: будем наблюдать, приезжайте раз в 6 месяцев на консультацию, следите за осанкой. Всё!

Никаких визуальных отклонений в физическом развитии не наблюдалось, Димка отлично себя чувствовал, хорошо учился и никогда не жаловался на боли в спине. В четвертом классе у ребенка начались жуткие головные боли, мучили бессонница и непрекращающийся кашель, унять который не могли ни таблетки, ни сиропы, ни уколы. Причины такого самочувствия — неизвестны, столичные и наши провинциальные врачи разводили руки и не могли поставить диагноз. Гораздо позже нам сказали, что именно активно прогрессирующий сколиоз мог так «сигнализировать» нам.

Когда мы в очередной раз приехали к районному ортопеду (не детскому — нет у нас такового), он издали осмотрел спинку ребенка, спокойно записал в медицинской карточке «сколиоз ІІ степени», отдал мне её и сказал приехать через полгода. И вот в этот момент я проснулась! Ситуация усугублялась, а мы даже не пытались ничего исправить. На мой протест доктор безапелляционно заявил, что выровнять искривленный позвоночник в принципе невозможно, главное не допустить прогрессирование (хотя оно уже было на лицо).

По моему настоятельному требованию нам дали направление на рентген, диагноз подтвердился. Димке назначили массаж, показали комплекс упражнений для укрепления спины, сказали часами висеть на турнике и стоять с тяжелой книгой на голове под стенкой (вот такие вот древние и противоречивые методы). А еще порекомендовали купить доску Евминова и укладывать спать 10-летнего ребенка на деревянном щите, застланном лишь одеялом (это оказалось настоящей пыткой для него и для нас, ведь мы видели, как ему некомфортно).

Выпросила направление к областному детскому ортопеду. Он принял нас. Не бесплатно. Рекомендации: стать на учет в районного ортопеда (к которому мы уже благополучно ездили 4 года). Будет хуже — можете заказать корсет Шено

«Казнить(,)нельзя(,)помиловать», или «Слишком хорошо — тоже плохо»

Борьбе со сколиозом теперь мы уделяли больше времени и сил, чем урокам и играм. Ситуация усугублялась. Деформация становилась заметной. Я фанатично искала способы вылечить своего ребенка, мы колесили по всей стране: санатории, клиники, профессора, мануалы. Вскоре четко выполнять все рекомендации светил медицины стало просто невозможно. Почему? Они противоречили друг другу:

  • Как? Больной сколиозом ребенок спит на деревянном щите! Ни в коем случае, только ортопедический матрас!
  • Категорически запрещены упражнения вися — никаких турников, выбросьте доску Евминова!
  • Минимум физических нагрузок, не поднимать тяжести, никаких силовых упражнений!
  • Укрепляйте мышечный корсет, занимайтесь теми видами спорта, которые дают одинаковую нагрузку на обе руки.

То, что мы вчера заставляли делать ребенка, сегодня мы ему запрещали. Дима стал нервным, успеваемость в школе снизилась, он замкнулся в себе.

Я узнала, что в нашем областном центре есть санаторная школа для детей, больных сколиозом. Там учатся и одновременно лечатся ребята с разных уголков страны — бассейн, физкабинеты, гимнастические залы, специально оборудованные классы с лежаками, чтобы дети могли «разгружать» позвоночник прямо на уроках. В канун нового 2014 года мы бросили свой обжитый дом, нашли съемное жилье в этом городе, устроили сына в школу и переехали. Мальчик ежедневно ходил на процедуры, плавал в бассейне, занимался лечебной физкультурой под присмотром профессионалов. Но и здесь вылечить сколиоз нам не удалось.

Я уже слышала, что «замороженный» на начальных стадиях сколиоз после прекращения роста ребенка не прогрессирует, полностью вылечить его невозможно, а вот полноценно жить с небольшим косметическим дефектом вполне реально. Более сложные формы выкручивают позвоночник и ребра всю жизнь — страдают внутренние органы, органы дыхания, нервная система. Но я упорно отказывалась снимать «розовые очки» и причисляла нас к первой группе, в которой всё будет отлично.

В 8 классе у Димы был весьма заметный S-подобный сколиоз ІІІ степени с углом деформации 30˚. После получения очередного рентген снимка я со слезами на глазах пришла к школьному врачу за советом. Она без обиняков мне заявила, что предусмотренные в учебно-лечебном заведении процедуры и занятия действенны и эффективны если сколиоз у детей I-II степени. В нашем же случае, даже если Димка будет очень стараться, то разве что удастся притормозить процесс. Этот визит имел роковое значение для нас — врач вручила визитку профессора Института патологии позвоночника и суставов им. Ситенко М. И. и сказала, что лучшего профи по сколиозам в нашей стране попросту нет.

Несмотря на то, что в окнах квартир мигали огоньки гирлянд, люди готовились встречать Рождество, сметая вкусняшки с полок магазинов, а родители звали нас в гости на Свят вечер — у нас с мужем праздника в душе не было. Я в тот же день позвонила Андрею Алексеевичу. Прям 7 января вечером мы отправились в Харьков — дорога дальняя, более пятисот километров нужно было преодолеть. Утром мы уже были в институте. Если честно, я была уверена, что нам припишут корсет Шено и покажут еще один новый комплекс упражнений для выполнения в домашних условиях. Меня ожидал жестокий удар…

Страшная реальность — когда необходимо перешагнуть Рубикон

«Корсетотерапию должны были вам назначить еще года три назад, сейчас это абсолютно бесполезно, вы просто измучите ребенка, а положительного эффекта не дождетесь, единственное спасение для вашего сына — хирургическая коррекция позвоночника» — вот такой вердикт я услышала из уст светила науки и медицины. Естественно, на операции никто не настаивал, мы должны были самостоятельно принять решение, взвесить все риски и… собрать необходимую сумму денег. А она оказалась просто космической для нас — 10 000$. Если предположить, что жить мы будем только на зарплату мужа, а мою откладывать до копейки на оперативное лечение сына — собирать средства бы нам пришлось лет пять-шесть (я зарабатывала тогда около 150$/месяц). Столько времени у нас не было — чем больше запущен сколиоз, тем сложней и травматичней будет процедура. На мой вопрос, когда лучше всего делать операцию, профессор ответил — сегодня, пока болезнь не перешла на страшную IV стадию.

Что делать:

  • Решаться на коррекцию позвоночника полисегментарной конструкцией «Stryker» и принять факт того, что моя кровиночка всю жизнь будет носить эту «железяку» внутри, частично потеряет подвижность его спина (хотя она и так уже не особо подвижна), фактически прекратится рост.
  • Отказаться от хирургического вмешательства и наблюдать, как растет реберный горб, фигура абсолютно теряет симметричность — и это только вершина айсберга, внутренним органам тоже не особо комфортно возле перекрученного позвоночника.

Решение принимали все вместе — да, нужно оперироваться. Через полтора года. Дима закончит 9 класс, за год успеет восстановиться, чтобы в выпускном классе полноценно учиться. 15 лет — по всем показателям подходящий возраст для такой процедуры. Мы выигрываем время, чтобы найти необходимую сумму.

Дальнейшая жизнь нашей семьи и ближайших родственников проходила как в кошмарном сне. Насущный вопрос «где взять столько денег», немного отвлекал внимание от, собственно, самой предстоящей процедуры. Из города нам пришлось уехать, так как снимать жилье мы уже не могли себе позволить. Муж уехал на заработки, я с головой окунулась во фриланс: днем офисная работа, вечера и ночи — в объятиях ноутбука, работала по 16-18 часов в сутки практически без выходных. Димочка перешел в новую школу. Мы всё-таки заказали тот горемычный корсет Шено, на который у меня были такие надежды. Если бы только он был назначен вовремя!

У сына, казалось, включился какой-то защитный психологический механизм — за всей этой ситуацией он наблюдал со стороны, как будто речь шла не о нем, а о ком-то другом. Разговоров избегал, своего мнения не озвучивал — просто жил, учился, по-прежнему делал комплекс профилактических упражнений и до крови истирал кожу массивным и грубым пластиковым корсетом.

Очередная поездка в Институт вновь принесла неприятный сюрприз: за 10 месяцев ситуация просто катастрофически ухудшилась, темпы прогрессирования ужасали. Мы уже имели IV степень с углом деформации 58˚ — теперь об исправлении позвоночника в идеал говорить не приходилось. Откладывать некуда. Операцию назначили на февраль 2016 года.

Мы продали свой старенький автомобиль, два велосипеда, некоторые личные вещи. Родственники, кумовья, соседи, школьники и учителя с готовностью откликнулись на зов помощи. Знакомые одолжили кругленькую сумму без каких-либо процентов. Как же стыдно просить! Но сейчас речь не об этом.

Мы прошли ад — у нас всё классно!

Сколько сайтов я перелистала в поиске полной и достоверной информации об этой операции — отзывы были противоречивы. О том какие ограничения будут в жизнедеятельности, и вовсе не могла ничего найти. Поэтому сейчас пишу всем столкнувшимся с этой бедой из личного опыта.

Подготовка до операции заняла три дня — мы прошли всевозможные обследования, сдали десятки разных анализов, врачи разного профиля вереницей приходили и осматривали сына. В неделю делают не больше двух таких операций, потому что они считаются самыми сложными в детской ортопедии. В отделении лежали две уже прооперированные девочки, а Дима и Мирослава готовились пережить это. Все четверо оказались одного возраста и имели одну беду — сколиоз.

Накануне вечером сыну поставили какой-то сильнодействующий успокоительный укол (уже не припомню какой), но его действие оказалось сюрпризом для меня, мой мальчик словно опьянел: он без конца шутил с уже выздоравливающими соседями по палате, смеялся, рассказывал анекдоты. Такой же укол ожидал его и утром — он бодро шагал к каталке и никак не соглашался ложиться, хотел сам идти — ни намека страха в глазах.

17 февраля — день рождения отца мужа — в этом году стал решающим для всей семьи. Дедушки уже к тому времени 8 лет не было с нами, но все мы очень верили, что в такой день он будет Ангелом Хранителем своего любимого первого внука.

И вот его забрали. На часах — 8:05. Я запретила всем звонить мне, не хотела ни с кем говорить. Запрет, конечно, не коснулся мужа. Он был нашим связным — переадресовывал новости родственникам. О том, как провела этот день я — писать не буду, скажу только, что я была в аду и знаю, как там.

В три часа зашел профессор и сообщил, что операция прошла успешно, конструкция установлена, наш лечащий врач-хирург сейчас проводит все завершающие процедуры (зашивает). Доктор поспешил успокоить меня, сказав, что ребенок пошевелил ногами (ему два дня анестезиолог давал установку, что во время операции, не выводя из наркоза, его попросят пошевелить ногами, движение послужит гарантом того, что спинной мозг не поврежден).

Лечащий врач со снимком новой спинки пришел лишь в шесть часов — он выглядел ужасно уставшим, но довольным результатом. Вечером меня на несколько минут пустили к сыну – и только теперь я непроизвольно вырвалась из железной хватки, в которой держала себя целый день, и забилась в истерике. Меня быстро и довольно грубо поставили на место, сказав, что не такая поддержка ребенку сейчас нужна.

На второй день сынишка уже вставал, свое самочувствие он прокомментировал коротко: «кто-то по спине лопатой изо всех сил двинул». На мой день рождения — 21 февраля — Димочку перевели в палату с реанимации. Ему было очень больно, но он невероятно терпелив и целеустремлен. На консилиуме доктора просто поражались, насколько быстро идет процесс восстановления. Но то, что сын не рыдал, не стонал, как девочки в соседней палате, вовсе не значило, что он не страдал. Домой нас выписали на седьмой день. Я оформила индивидуальное обучение, программу 9-го класса Дима проходил дома. А вот в 10 класс пошел уже вместе со своими одноклассниками.

Исправить полностью деформацию, как и предполагалось, не удалось, но результат нас удовлетворяет. К сожалению, Дима так и не смог справиться со своей привычкой ходить с приподнятым правым плечом — ему постоянно приходится напоминать, что нужно держать спинку и плечи ровненько. Мой взрослеющий мужчина очень сердится, если я что-то запрещаю ему делать, и во всем мне помогает по хозяйству. Он активно занимается спортом и классно выглядит, когда играет мышцами. А сейчас у нас первая любовь, и мы с улыбкой незаметно наблюдаем за этим чудом.

А долги? Мы их уже отдали. Жалеем? Однозначно — нет. Конечно, нужно приложить все усилия, чтобы не допустить такой ситуации, но если сколиоз беспощаден — его необходимо «заковать».

Это личный опыт и личное мнение. На роль эксперта не претендую, так что не судите строго.

Мне нравится


    Новые акции

    Посмотреть все акции Mamsy >
    • Limonti - Разрушая стереотипы
      Бесподобные блузки, платья и джемперы
    • Microplane & Lékué
      Функциональные кухонные принадлежности
    • «Нечего надеть» - Яркий акцент
      Необычная коллекция бижутерии и украшений
    • Eva Davidova - Будь эффектна!
      Превосходные платья для прекрасных дам
    • «Хлопковый Край»
      Роскошные комплекты постельного белья
    • El Fa Mei & Gorsenia
      Комфортное корректирующее женское белье
    • SiSi & Omsa - Мир у ваших ног
      Соблазнительные колготки и трусики
    • Le Motif Couture
      Красочные палантины, косынки и шарфы
    Посмотреть все акции >

    Популярные посты

    Давайте дружить

    Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:
    ВКонтакте FaceBook instagram Одноклассники
    8 800 700-52-25
    Обратный звонок
    Первый клуб распродаж для мам и детей
    Стань членом клубаРегистрация
    Вход для членов клубаВход
    Вход для членов клуба
    Забыли пароль?

    Быстрый вход через социальные сети

    закрыть