Получите каталог
скидок на лучшие бренды!
Это бесплатно!
Спасибо за проявленный интерес! Каталог успешно отправлен.

Бьет – значит любит: мы продолжаем жить в культуре насилия!

Дата публикации: 28.01.2019

Согласно докладу Amnesty в 2002 году, каждую третью российскую женщину партнер избивает регулярно. В 2017 данные дошли уже до цифры в 60 тысяч избитых женщин ежедневно. Сотрудники полиции все еще рассматривают насилие в семье не как серьезное преступление, а как частный вопрос супружеских взаимоотношений и отношений между членами семьи, или же как частную проблему конкретной женщины.

У нас нет законов, которые могли бы спасти от преследователя, нет программы, которая бы помогла спасти потенциальную жертву новыми документами, а сексуальное насилие считается не таким «ужасным», если происходит не вагинальная пенетрация. Домашнее насилие также сильно разделяется по гендеру: 80% преступлений в отношении семьи, согласно статистике, совершают мужчины.

По этому поводу в интернете можно встретить мнения о том, что мужчины слишком опасны сами по себе и поэтому нужно вводить разделение по полу для того, чтобы защитить женщин. Однако насилие — проблема общественного сознания, а не существования оружия. Пистолеты, биты и сильные кулаки — всего лишь симптомы болезни, ведь оружие не убивает людей, это делают другие люди.

Подобные пословицы появились не вчера: они существовали тысячелетиями, и чтобы в этом убедиться, можно посмотреть труды древнегреческих авторов, которые были наполнены мизогинными и дискриминирующими идеями. Это было обусловлено тем, что до последнего столетия женщины многих стран могли заниматься только домашним хозяйством, не имели политических, гражданских и социальных прав.

Времена поменялись, но язык по-прежнему сопротивляется переменам, причем это касается не только русского, но и всех стран мира. В нашей языковой системе «мужское превосходство» проявляется посредством репрезентации мужского как «нормального» или «положительного», в то время как женские качества оцениваются отрицательно. Даже в современных детских книжках можно встретить всем известные поговорки, от которых уже давно стоило бы избавиться в нашей речи.

Проблема не ограничивается только пословицами: в книгах можно встретить и устойчивые уничижительные метафоры, например, «девичья память», «женщина — хранительница очага». В русской культуре особенно ярко проявляются гастрономические метафоры: женщина — это «лакомый кусочек», «пальчики оближешь», «в соку», «пышная».

А в африканских культурах можно найти множество поговорок, которые подразумевают сравнение женщины с головным убором, который мужчина носит везде, кроме охоты. Самая известная пословица дословно звучит так: «Женщина, как шапка: она не может быть при мужчине, когда тот идет охотиться в лес». Ее значение достаточно просто: на женщину нельзя положиться, она, как и шапка, цепляющаяся за ветви в лесу, легко может ему помешать. По тем же самым причинам фемдвижение подчеркивает важность введения в язык феминитивов, которые бы не создавали стены, разделяющие людей по гендерным ролям. Согласно исследованиям, фразеологический фонд языка представляет собой «зеркало, в котором общность идентифицирует свое национальное самосознание».

Насилие – тема для шуток

Множество людей не видит ничего плохого в том, чтобы шутить, используя оскорбительные стереотипы. Текущие исследования показывают, что основные факторы насилия в отношении женщин связаны с нашим отношением — как к женщинам, так и к их роли в обществе. Не счесть то количество ситуаций, в которой девушкам приходится выслушивать мужские комментарии о том, что она «слишком серьезно относится к словам», или излишне бурно реагируют на комплименты. В реальности сексизм — нечто большее, чем просто обида на оскорбительную шутку. Когда слова повторяются снова и снова, они могут приводить к серьезным действиям, которые вызывают насилие.

Даже либералы становятся «нечаянными» расистами, этого не осознавая. Они могут идентифицировать с либерализмом в политике и думать, что лишены предубеждений, однако их высказывания содержат негативные стереотипы в отношении мигрантов, людей без определенного места жительства, женщин, людей с «нетрадиционной» сексуальной ориентацией, внешностью и т.д. Можно пытаться оправдывать себя тем, что это «шутка». Но, как известно, в каждой шутке есть доля шутки. От шутки до насилия не такая большая дистанция.

Знаменитая шутка о том, что женское «нет» означает «да, но попозже», тоже уходит корнями к древним трудам. Например, Камасутре — самом знаменитом трактате о любви и сексе. В нем драки между влюблёнными описываются как нормальные проявления срасти. Женщина может либо принадлежать мужу, либо является «публичной женщиной» и принадлежит всем. Если женщина возражает, она делает это только для приличия, и ее можно уговорить или заставить угрозами, в любом случае, результат ей понравится.

А что же делать с насилием, которое происходит с незнакомым человеком, на работе или в других местах. Каждый раз, когда я встречаю статью об инциденте с сексуальным домогательством, то вижу комментарии о том, что жертва просто привлекает к себе внимание, пытается заработать денег или вообще является пешкой в игре крупных капиталистических компаний, устраняющей конкурентов. Создается впечатление, что мы из разных миров, и в мире комментаторов жертвы изнасилований живут в шикарных особняках на морском побережье, завтракают икрой и получают лучшие предложения о работе. Но ни в одной стране не существует закона, по которому пережившие насилие должны получать крупные финансовые выплаты, пенсию или лучшие места для саморазвития, а количество ложных заявлений значительно преувеличено.

Никто открыто не скажет, что поддерживает насильника. Но найдутся люди, которые будут каждый раз после осуждения преступника говорить своё «но». Эта логика ясна и понятна, но отдаёт некоторым раболепием перед ситуацией, с которой никто не может или не хочет бороться. Для наглядного примера: «Этот парень ужасен, его нужно кастрировать, но она сама виновата»; «Этого ублюдка необходимо засадить в тюрьму, но ты видел, как она была одета?»; «Я не оправдываю насильника, но я слышал, что девушка грубила ему, всячески напрашивалась на хорошую трёпку». Таким образом, часть общества снимает с себя ответственность за то, что происходит под его носом. Зачем что-то решать, когда дело в короткой юбке пострадавшей? Давай запретим своим дочерям ходить в них, а дочерей других отцов назовем шлюхами. Отличный выход из ситуации, где все козлы, кроме тебя самого. А главное, это ничего не стоит, времени тратить не нужно.

Но мы возмущаемся длиной юбки, яркостью макияжа или, как делают это радикальные особы, мужской природой. Люди боятся думать, что решение этой национальной проблемы кроется в титаническом труде, который требует от нас создать новые институты общества (например, психологическая помощь). Но сегодня мы грыземся между собой, обсуждая следствие, а не причины. Статистика от этого не изменится. И если кардинально ничего не менять сегодня, то завтра изнасилований будет ещё больше. А жертвы изнасилования будут страдать еще больше, а порой и не признаваться в факте насилия. Так почему же? 

Жертвы могут винить себя

Одной из основных причин является стыд. Я предполагала, что это моя вина. Я очень дружелюбный человек, и я всегда улыбалась и вежливо разговаривала с начальником. Он, наверное, решил, что я с ним заигрываю. Жертва чувствует себя оскверненной, одновременно испытывая унижение от беспомощности. Это чувство стыда часто заставляет жертв обвинять себя в сексуальном насилии преступника. Мне нравилось внимание, которое я получала от него. Мы часами сидели в его офисе, разговаривая, и я многому у него училась. Наверное, я донесла до него неправильный месседж. Часть людей, подвергшихся насилию, начинает считать, что с ними что-то не так. Словно в примитивных культурах, когда людей изгоняли из общества за нарушения его правил, сейчас жертвы могут считать, что поступили неправильно и поплатились за это. В то же время человек, который совершил преступление, может выйти сухим из воды. Хочется верить в то, что мы контролируем происходящее с нами, и когда случается что-то нестандартное, мы должны суметь себя защитить. Если ты не можешь этого сделать — виновата сама. Жертвы пытаются преуменьшить случившееся в своей голове

Некоторые женщины отказываются верить в то, что получили серьезный ущерб

 Они преуменьшают, насколько сильно они пострадали от сексуальных домогательств, и убеждают себя, что это не такая большая проблема. Подвергшимся нападению может казаться, что они являются единственными жертвами домогательства из-за своего неосторожного поведения, даже не зная, что имели дело с серийным обидчиком. Одна из жертв Роя Мура Беверли Янг Нельсон недавно поделилась своей историей: девушка пережила сексуальное насилие в 16 лет и долгие годы была абсолютно уверена в том, что являлась единственной его жертвой — до тех пор, пока обвинительниц не стало уже трое.

Жертвы боятся последствий

Еще одно огромное препятствие — страх перед возможностями преступника. Жертвы боятся потерять работу, не получить повышение, потерять авторитет, оказаться заклейменными за привлечение внимания, подвергнуться шантажу и даже могут испытывать страх за свою физическую безопасность. Не важно, о какой работе идет речь, дело не в самопиаре: даже если ты голливудская актриса, пережившая насилие, — это не значит, что к тебе выстроится очередь из именитых режиссеров и кастинговых агентств. Многие жертвы боятся, что им не поверят, потому что до последнего года в большинстве стран так и было. Сексуальное насилие — самое недооцененное преступление, которое часто объясняют убеждением, что женщины придумывают эти истории для получения внимания или мести отвергнувшему мужчине.

Жертва уже сталкивалась с сексуальным насилием

Женщины, которые уже пережили сексуальное насилие, когда были детьми, гораздо реже высказываются о харассменте на работе или в университете. Исследования показывают, что те, кто пережил предыдущее насилие, подвергаются более высокому риску попасть в эту ситуацию снова. Например, 38% студенток, подвергшихся сексуальному насилию, уже были жертвами еще до поступления в колледж. Те, кто испытал предыдущее насилие, скорее всего, будут реагировать на попытки сексуального домогательства совершенно иначе, чем женщины, которые ему не подвергались. Я просто замираю, если парень делает сексуальный жест без моего согласия, надеясь, что он остановится и просто уйдет. Подобная реакция является абсолютной нормой для тех, кто подвергся сексуальному насилию в детстве. Кроме того, те, кто ранее имел опыт домогательств, с большей вероятностью молчат о случившемся, так как уже смогли смириться с тем, что им никто не поверил, а преступник не понес наказания.

Расскажите, что вы думаете? 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник

Мне нравится


    Всего 5 комментариев.
    • Алексей

      c нами 7 лет, 4 месяца, 28 дней , сделано 39 заказов
      2019-02-06 07:57:12
      Насилие типо над Женщинами статистика а как насчёт Мужчин где статистика о насилии Мужчин оти Женщин я считаю ваш женский фиминизм уже достал типа женщины женщины женщины рскажити о насилии Мужчин в семьях от ваших Женщин!!! ХВАТИТ ВАШ ШИВИНИЗМ РАСПРОСТРАНЯТЬ!!!!!

    • Светлана

      c нами 5 лет, 4 месяца, 2 дня
      2019-02-05 02:48:41
      Согласна с тем, что недооценивается ущерб потерпевших. Особенно страшно, что такое зверское поведение терпят женщины от мужа. Ведь муж - опора, это НЕНОРМАЛЬНО, если он физически, да и морально, унижает жену.
      Но вот по поводу того, что все девушки невинны - не согласна. Годам к 17 я уже в состоянии понять, что если я в короткой юбке и декольте, то внимания и нездорового в том числе - больше. И если у меня голова на плечах есть, то я думаю куда и как одеться.
      Так что есть девушки, которые думают будто бы другим местом.
      Считаю, что в общем конечно нужно регулировать законодательно этот вопрос. Но и девушкам нужно не провоцировать.

    • Геннадий

      c нами 3 года, 3 дня
      2019-02-04 07:39:50
      Довольно развернутая статья ,обсолютно согласен ,что общество находится в довольно нездоровой стадии жизни,но видимо социальные условия стоят на таком уровне ,что проблема омашнего ,да и других видов,насилия не занимает умы наших людей! Учу детей,а у меня 3девочки,не давать другим людям в отношении себя допускать Нелей приятных действий и поступков! Сам рос в семье где отношения родителей строились не всегда гладко,и это накладывает отпечаток на всю жизнь,как бы я не старался от этого уйти!

    • Ирина

      c нами 8 лет, 4 месяца, 16 дней , сделано 26 заказов
      2019-02-03 18:15:03
      Я понимаю таких женщин, как никто. Сама была два раза жертвой насилия. И сейчас замужем за резким человеком. Я его боюсь. Видимо, теперь я жертва. И справиться с этим состоянием сложно. Когда в Псебае убили мать пятерых детей, мой муж сказал, что она сама была виновата. Услышав такие слова, мне даже страшно было. Совершено такое зверское преступление, а он говорит, что она сама виновата.

    • Рена

      c нами 7 лет, 7 месяцев, 17 дней , сделано 67 заказов
      2019-02-03 17:37:44
      А

    Популярные акции на Mamsy

    Посмотреть все акции Mamsy >
    Посмотреть все акции Mamsy

    Популярные посты

    Давайте дружить

    Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:
    ВКонтакте FaceBook instagram Одноклассники
    Поиск по сайту
    закрыть